Кризис ликвидности и золотая лихорадка

На свете существовала масса банков и финансовых компаний, разорившихся всего по одной предельно простой причине. Они не могли справиться с возникавшими у них кризисами ликвидности.

Под этим звучным названием понимают довольно простое по своей сути событие. Некоторое количество клиентов требует у банка свои деньги, а тот в данный конкретный момент не может выполнить свои обязательства перед ними, поскольку у него на счетах и в кассе средств меньше, чем предъявленные к нему в данный момент требования. Если с клиентами и контрагентами не удается по каким-то причинам договориться, то следует крах данного заведения. Это не означает, что средств погасить все обязательства в итоге не хватит, но это уже происходит в рамках процедуры банкротства.

То, что происходит с биржей COMEX, когда есть масса обязательств по поставке физического металла в рамках фьючерсных контрактов, но нет самого металла, чтобы выполнить обязательства, это фактически ничто иное как классический кризис ликвидности. Можно услышать заявления о том, что физического золота в мире полно, поэтому не о чем беспокоиться. Вероятно, это правда. Но проблема не в этом.

От того, что золота в мире вполне достаточно, чтобы удовлетворить любой спрос, в совершенно конкретном месте – на бирже COMEX – его не хватает, чтобы удовлетворить все обязательства, существующие у нее перед ее контрагентами. Золото есть в Англии, Канаде, Швейцарии, в Южной Америке, но доставить его оттуда на биржу невозможно. Границы закрыты, аффинажные заводы и монетные дворы не работают, самолеты не летают. Как говорилось в фильме «Кавказская пленница или новые приключения Шурика»: «Есть возможности, но нет желания. Есть желания, но нет возможности.» И когда возможности и желания будут совпадать, пока точно неизвестно.

В то же время подходит к концу месяц и квартал, а вместе с ними истекают и действующие контракты на поставку. Если по ним потребуют поставку, то вопрос с ликвидностью может плавно перетечь в вопрос о способности биржи выполнять свои обязательства. Если не сможет, это фактически банкротство или по-модному дефолт.

Если бы биржа не стремилась искусственно занижать цены на рынке драгоценных металлов, то такой проблемы у нее скорее всего бы не возникло. Уже сейчас видно, что цены на физический металл в мире заметно отличаются от биржевых цен – формально цены мирового рынка – в значительно большую сторону. Биржевые цены находятся на уровне примерно 1625 – 1630 ам.дензнаков за унцию, тогда как дилеры готовы продавать пока имеющиеся у них в наличии монеты по цене выше 1800 ам.дензнаков. Если, конечно, этот металл у них действительно есть.

Сомнения на этот счет вызывают прежде всего котировки монет, выставленные Монетным двором США на своем сайте. Там цена золотого обычного качества "орла", содержащего 1 унцию желтого металла, объявлена равной 2140 ам.дензнакам, но в наличии их нет, если же это монеты качества «пруф», то их пока еще можно приобрести по цене 2175 ам.дензнака за унцию. Чувствуете разницу?

По сравнению с COMEX золотые монеты непосредственно у изготовителя уже сейчас идут по цене выше биржевой на 30%. С учетом того, что Монетный двор США – это подразделение министерства финансов этой страны, там, вероятно, лучше знают, чего стоит ожидать от дальнейшего поведения цены золота.

Даже если биржа в складывающихся условиях объявит о форс-мажоре, это принципиально не решает главную проблему. По заниженной цене в условиях взрывного роста спроса на физическое золото и серебро никто его продавать не будет. Это будет лишь показателем того, что биржа окончательно перестала выполнять свою роль – механизма, определяющего реальную цену того или иного товара. В данном случае – денег. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Другая сторона этой медали заключается в том, что количество желающих купить настоящее, а не бумажное золото растет, и его текущий дефицит на рынке лишь усиливает это желание. Разрыв биржевых цен и цен дилеров – это наглядное свидетельство начавшейся золотой лихорадки, по сравнению с которой эпидемия короновируса может оказаться мелким локальным событием, спровоцировавшим ее начало. Как это может развиваться дальше, хорошо известно по периоду 2009 – 2011 годов. Только на этот раз все, скорее всего, будет еще масштабнее. И чем сильнее будет кризис ликвидности на рынке золота, тем сильнее он будет повышать жар золотой лихорадки.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Ответы на вопросы

Один из читателей данного журнала прислал автору письмо, фрагмент которого представлен ниже. Поскольку приведенные в нем вопросы могут заинтересовать и других, кто заходит на эти страницы, попробую обрисовать моё видение этого. Но сначала фрагмент письма:

«…А что вы думаете по поводу вложения свободной бумаги в товары, которые уже начали исчезать. Интересно ваше мнение, во что сейчас выгодно вложиться кроме золота и серебра, чтобы потом продать, не потеряв теперешней стоимости фиата? Например, компьютерная техника и комплектующие, бытовая техника — это, я думаю, скоро станет дефицитом, и цена даже в долларах взлетит еще выше, так как это высокотехнологическое производство. Интересует ваше мнение.»

Прежде всего стоит обратить внимание на два момента, приведенных в письме. Во-первых, его автор планирует действовать как классический спекулянт. В данном случае в этом термине нет ничего плохого: он хочет купить дешевле, чтобы продать дороже. При этом декларируемая цель вполне благая – защитить имеющиеся сбережения.

Во-вторых, он хочет закупить реальные товарно-материальные ценности, чтобы затем, продав их, либо получить большее количество бумажной валюты, либо, возможно, какой-то иной товар.

Начнем по порядку. Во что именно выгодно сейчас вкладываться автору письма зависит прежде всего от того, сколько у него имеется свободных средств. Другим, вероятно, еще более важным фактором для принятия решения является его жизненный опыт, мировосприятие и взгляды на жизнь. То, что подходит для одного человека, может категорически не подходить для другого. Поскольку ни то, ни другое неизвестно, рекомендовать что-либо конкретное просто невозможно. Это было бы просто безответственно.

Здесь скорее можно посоветовать, что точно не стоит делать. Чтобы что-то покупать с целью перепродать в дальнейшем, необходимо прежде всего прекрасно разбираться в том, что вы покупаете и делаете. Если вы в этом не разбираетесь или не до конца понимаете характер и суть предлагаемой вам операции, лучше от нее отказаться. Так вы хотя ничего и не выиграете, но точно не проиграете по-крупному. Если вам кажется, что вы «чувствуете» рынок, никогда на нем не работав, и решите туда влезть, скорее всего вы выйдете из такой операции с убытками. В худшем варианте еще и с долгами.

Как бы парадоксально это ни выглядело, но для спекуляций лучше всего подходят именно бумажные инструменты – акции, облигации, фьючерсы, производные и так далее. В данном случае нет необходимости в складских площадях, охране, перевозке и всём прочем, что непосредственно связано с реальными товарами. К тому же это самые простые инструменты с точки зрения входа и выхода с рынка, а в периоды инфляции и гиперинфляции они довольно точно отслеживают изменение денежной массы.

Теперь несколько слов о возможном дефиците, компьютерной и бытовой технике. На мой взгляд, какого-либо дефицита в условиях рыночной экономики не будет. Вопрос будет лишь в текущей цене и деньгах, за которые эти товары можно будет купить. Исторический опыт свидетельствует именно об этом. Поэтому те же компьютерные комплектующие или техника выглядят как наименее перспективные инструменты для сохранения сбережений. То, что сегодня из компьютерного железа стоит большие деньги, через пару-тройку лет в силу темпов развития данного сегмента рынка уже не стоит практически ничего. Даже по номиналу. И это без учета инфляции. Компьютер, стоивший года три назад, скажем, 1000 ам.дензнаков сегодня стоит от силы сотни полторы.

Чем выше степень автоматизации производства тех или иных готовых товаров, тем менее целесообразно в них вкладываться как в защитный актив. В серьезный кризис, вероятно, наиболее ценными товарами представляются продовольствие, медикаменты, средства гигиены, топливо, средства очистки воды, средства химической и биологической защиты, оружие и боеприпасы, транспортные средства, инструменты, ткани и товары для шитья, одежда и обувь, ну, и конечно твердые обеспеченные деньги, за которые можно купить всё это.

За исключением отдельных позиций всё, перечисленное выше, вряд ли относится к высокотехнологичной продукции. Это скорее самые базовые товары. И чем сильнее будет этот кризис, тем более простые товары будут скорее всего пользоваться наибольшим спросом, а самым простым и наиболее ценным из всех возможных товаров в серьезные кризисы всегда были твердые обеспеченные деньги. Могу ошибаться, но исторический опыт свидетельствует именно об этом. Впрочем, время покажет, насколько опыт прошлого будет соответствовать или нет новой реальности.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Крик о помощи

Чудные дела твои, Господи! Не успело еще отзвучать эхо слов руководства Федерального резерва США о том, что оно готово удовлетворить любой спрос на валюту как наличную, так и безналичную, как всего лишь пару дней спустя глава Американской корпорации по страхованию депозитов (FDIC) выступила с удивительным по своей сути обращением. Аналогом, созданным по образу и подобию FDIC в России, является Агентство по страхованию вкладов, поэтому то, что говорилось в Штатах, может оказаться полезным и клиентам российских банков.

В своем обращении глава FDIC сказала буквально следующее: «Ваши деньги в банках находятся в безопасности. Последнее, что вам стоит делать, это забирать их оттуда, думая, что где-то в другом месте они будут в большей безопасности. … Пожалуйста, храните их в банках.»

Как верно подметил один умный человек: «Хотите подтверждения своих опасений, дождитесь их официального опровержения.» Хотя Федеральный резерв и сказал, что готов печатать свои фантики без каких-либо ограничений, одним из первых государственных агентств, которое может вылететь в трубу, является именно корпорация по страхованию депозитов. Поэтому подобное официальное заявление иначе, чем крик о помощи, не назовешь. Хотя корабль американских финансов формально пока еще даже не начинал тонуть.

Когда проблемы возникают у одного, двух или трех банков, то с этим корпорация может справиться. Если же подобные трудности возникают сразу у многих банков, то средств, имеющихся у подобных страхователей, будет явно недостаточно. Та же FDIC располагает 109 миллиардами американских дензнаков. Казалось бы, огромная сумма. Однако, если принять во внимание, что она таким образом «страхует» 13 триллионов вкладов в американской банковской системе, становится очевидно, что ее ресурсы могут истощиться практически мгновенно при неблагоприятном сценарии. Если же вспомнить, что накопленные в мире долги превышают отметку в 250 триллионов, величина имеющихся у FDIC ресурсов становится и вовсе ничтожно маленькой.

Могут ли быть вообще выплачены такие накопленные в мире долги? В нормальных условиях однозначно нет. Избавиться от них можно только либо объявив дефолт, либо напечатав столько валюты, что эти долги перестанут что-нибудь стоить. Сейчас мы живем в необычное время, поэтому, судя по всему, нам предстоит увидеть многое.

В отличие от всех предыдущих кризисов, когда, несмотря на все потрясения, экономика в общем и целом продолжала работать, нынешний имеет одно существенное отличие. В результате введенного в разных странах карантина масса предприятий особенно среднего и малого бизнеса полностью прекратили свою работу. Денежные потоки остановились. Это означает, что все те процентные выплаты по кредитам, которые получали банки от предприятий и населения, скорее всего также прекратились.

Когда человек оказался в кризисной обстановке и ограничен в своих финансовых ресурсах, а перед ним стоит выбор накормить свою семью или расплатиться по кредиту, он практически наверняка отдаст предпочтение своим близким. С долгами он будет разбираться позже.

Более того. Он постарается не только отсрочить выплату процентов и долгов, но и постарается взять новые кредиты. В условиях возможного скачка инфляции сегодняшние дорогие ресурсы завтра могут либо существенно обесцениться, либо вообще ничего не стоить. Собственно говоря, именно так уже поступили некоторые крупные американские компании, полностью выбравшие средства в рамках открытых на них банками кредитных линий.

Будут ли аналогично поступать обычные люди, имеющие накопления и до этого хранившие их на банковских счетах? Скорее всего. Пример других заразителен, а когда даже крупные американские компании начинают выгребать со счетов все доступные им ресурсы, что остается делать мелкому вкладчику, чтобы не проиграть? Следовать тенденции. Если это будет происходить в массовом порядке, то это уже будет классический набег на банк.

Таким образом, отток средств из банков есть и может довольно быстро заметно усилиться, а приток становится все меньше и меньше. У банков все острее возникает проблема с ликвидностью. Она существовала и до этого, но теперь она становится еще более критичной.

Кому в первую очередь будет давать свежеотпечатанные средства Федеральный резерв? Своим банкам-акционерам, чтобы системно значимые банки затыкали возникающие у них в балансах дыры и расползающиеся по всем швам трещины. Естественным следствием этого может стать волна банкротств прежде всего малых и средних банков, а за ними могут пойти и крупные. Как только этот процесс начнется, ресурсы корпорации по страхованию депозитов быстро закончатся.

Конечно, им, как и системнозначимым банкам, будут отгружать средства в любых нужных количествах, но на это нужно некоторое время, в течение которого обстановка на местах будет только усугубляться. Помимо временных задержек с выдачей банком средств клиенту полученная на руки владельцем вклада валюта окажется гораздо более дешевой, чем, скажем, год назад. Поэтому вкладчики будут заинтересованы получить ее как можно быстрее и потратить, пока на нее можно будет хоть что-то купить.

Запускается классическая инфляционная спираль, когда напечатанные Федеральным резервом фантики снижают покупательную способность уже существующей валюты, что вызывает рост цен, которые в свою очередь еще больше подхлестывают инфляцию. Финал этого известен заранее: окончательная потеря доверия к бумажной необеспеченной валюте и институтам, которые ее выпускают.

Есть и еще один специфический аспект, о котором редко упоминают в связи с высокой инфляцией и тем более гиперинфляцией. Своевременно платить налоги становится бессмысленно, поскольку задержка платежа даже на день может превратить как саму величину налогов, так и начисленных по ним штрафов и пеней в пыль. В полной мере это относится и к находящимся как на депозитах, так и под матрасами средствам в необеспеченной бумажной валюте. В такие периоды истории ценны только реальные, а не фиктивные активы и капиталы.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Время вперед!

События в современном мире экономики и финансов начинают развиваться просто стремительно. Федеральный резерв США объявил, что готов скупать любые долги и печатать столько наличных, сколько потребуется. Он готов раздавать свои фантики кому угодно и в любых требующихся количествах. Буквально одним движением ведущий центральный банк мира, выпускающий мировую резервную валюту, превратился из откровенной помойки, которой он и так был до этого, в настоящую суперпомойку. Остальные центральные банки мира, как представляется, вскоре последуют вслед за ним, а выпускаемые ими фантики могут оказаться дешевле обычной туалетной бумаги.

В силу большой инерционности мировой экономики на это может потребоваться некоторое время, в течение которого население будет жить в условиях все более нарастающей стагфляции, одновременно происходящих стагнации экономики и все более растущей инфляции. Судя по происходившему в течение нескольких последних месяцев, масштабы этой волны кризиса могут заметно превзойти все, что нам доводилось видеть ранее.

Кризисы 2008, 1998 и все прочие, которые миру довелось переживать за последние лет 30 – 40, вряд ли сравнятся с тем, в который мир только вступает. Вероятно, наиболее близким к нему по своей разрушительной способности мог бы оказаться кризис 1929 года, но и тогда никто не печатал деньги в неограниченных количествах. Это было более характерно для Веймара-1923 или Зимбабве-2008, а что было в итоге таких действий, всем хорошо известно: практически полный крах экономики со всеми вытекающими из этого последствиями.

В таких обстоятельствах совершенно неудивительно, что такой широко известный в узких кругах банк как Goldman Sachs заявил, что пора бежать в единственно надежный защитный актив – золото. Однако, похоже, это заявление несколько запоздало. Бежать уже поздно. Процессы, происходящие на рынке драгоценных металлов, также начали развиваться стремительно.

Вслед за прекратившими работу дилерами, последовали некоторые монетные дворы мира, а следом о приостановке в связи с короновирусом производства – ориентировочно до начала апреля, а реально, скорее всего на несколько месяцев – заявили три швейцарских аффинажных завода. Эти предприятия перерабатывают примерно 1500 тонн золота в год или примерно треть всех поставок желтого металла на мировой рынок. Скорее всего так же может поступить и еще целый ряд их коллег.

Аффинажем дело не ограничивается. Власти Южной Африки объявили, что в связи с эпидемией короновируса останавливают добычу на подавляющем большинстве шахт этой страны. К добыче золота это относится в полной мере, продолжат добывать будут лишь уголь для электростанций. Такой шаг еще больше сократит поставки желтого металла на мировой рынок.

Заявление Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (LBMA) выглядит как откровенно паническое. LBMA предложило Чикагской товарной бирже помочь с поставками золота. Как все прекрасно помнят, именно на этой бирже идут основные торги по фьючерсным контрактам на золото и фактически определяется мировая цена на желтый металл.

На протяжении последних пары лет в связи с проблемами, возникшими у Чикагской биржи по поставкам физического золота, работал механизм «обмена на физический металл». Он заключался в том, что когда по истекающим фьючерсным контрактам требовалась поставка реального желтого металла, контракт переводился на Лондон, где участники LBMA должны были в течение какого-то времени удовлетворить этот спрос. Пока были какие-то поставки, этот механизм работал. Теперь подобное заявление из Лондона скорее похоже на прямое сообщение своим американским партнерам «Каждый сам за себя».

Горькую пилюлю немного подсластили словами, что физического золота полно, но есть лишь одна проблема: ликвидность. Или металл не там, где надо, находится, или не совсем в той форме, которая нужна, или его просто не могут доставить из-за карантина. Суть от этого не меняется: продавцы оказываются неспособны выполнить свои обязательства перед покупателями.

Работавшая десятилетиями схема рушится на глазах, и ее наглядным проявлением служит целый ряд моментов. Разброс цен у различных участников рынка уже сейчас достигает 100 американских дензнаков за унцию золота. Но и это не снимает вопроса: поставят ее в итоге или нет. На момент написания данной заметки у автора было открыто два сайта с котировками. На одном текущая цена была около 1624 ам.дензнаков, на другом – почти 1690.

Как поступают покупатели в подобных условиях? Правильно, они, у кого пока еще есть такая возможность, стараются максимально превратить свои фантики в реальные ценности – физическое золото и серебро. В результате за 24 дня марта 2020 года Монетный двор США продал 130,5 тысяч унций золотых «орлов». Это почти столько же, сколько за весь прошлый год (152 тысячи), и впереди почти еще неделя, если, конечно, у монетного двора еще есть золото. В полной мере это относится и к серебру, спрос на которое в марте месяце уже превысил обычно лидирующий по объемам продаж в году январь.

Современный мир финансов, активно надувавшийся особенно в последнее десятилетие в большой красиво переливающийся разными цветами мыльный пузырь, это далеко не вся экономика, которую он пытался собой подменить. Последствия спровоцированного этим кризиса отразятся практически на каждом, и его или ее способность преодолеть выпадающие потрясения в большой степени зависят от того, имеются ли у них или нет реальные, а не фиктивные сбережения.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Процесс пошел

Итак, свершилось. Федеральный резерв США принял решение печатать свои фантики в неограниченных количествах и выкупать на них практически все, что только можно. Единственным исключением пока являются акции, но, как представляется, это именно только пока. Добро пожаловать в дивный новый мир!

Хотя почему новый? Как известно, новое – это хорошо забытое старое. Или происходившее, как говорится, «где-то далеко в горах, не в нашем районе». Теперь к Веймару-1923, Зимбабве-2008 или Венесуэле-2018 присоединяются и США.

Дальше решительная инициатива американских «партнеров» с высокой степенью вероятности распространится и на все остальные центральные банки, выпускающие производные мировой резервной валюты. Курсовые соотношения необходимо поддерживать, чтобы население не особенно беспокоилось, а то, что цены на реальные товары начнут расти все более высокими темпами, так это – инфляция. Люди у нас, как известно, стали больше зарабатывать, поэтому и платить могут больше. В России официальная инфляция наверняка не будет превышать 4%, поскольку так говорили Банк России и правительство, и все сознательные граждане им естественно безоговорочно верят.

Вся остальная публика, не до конца уверовавшая в непогрешимость Банка России и прочих центральных банков, рванулась перекладывать свои фантики во что-то более реальное и ценное в материальном плане. Для этого в зависимости от страны годилось всё: недвижимость, машины, оружие и боеприпасы, золото, тушенка, макароны, гречка и особенно туалетная бумага. Как вы, вероятно, уже слышали, центральный банк, оперативно отвечая на запросы почтеннейшей публики, срочно начинает выпуск свих банкнот в рулонах из трехслойной бумаги с запахом ромашки.

Если с едой и туалетной бумагой все сравнительно просто, то с тем же физическим золотом и серебром, которые буквально еще месяц назад мало кому были нужны и приобрести которые не составляло проблем, ситуация кардинально изменилась. Резко выросли премии на физический металл по сравнению с биржевыми ценами. Например, наценка на серебро по сравнению с биржей превышает 85%. Но даже в этом случае многие дилеры после резкого скачка спроса пару недель назад либо практически прекратили продажи, либо обещают поставить металл в будущем. Им чем-то надо восполнять свои запасы, чтобы удовлетворить розничный спрос, но предложений крайне мало.

Как отмечают некоторые дилеры, спрос на золото был как на туалетную бумагу, и за 30 - 40 лет своей работы они впервые столкнулись с таким ажиотажем. Затем практически все закончилось. Не потому, что нет спроса, а потому, что нет реального предложения. Поэтому, если вы решили после ряда месяцев или лет «наблюдений за этим рынком» сейчас прикупить себе немного золотых или серебряных монет, то, скорее всего, вы уже опоздали. Возможно, где-то у кого-то что-то еще осталось, но сколько это золото или серебро будет стоить, это отдельный вопрос. По большому счету торговцы физическим драгоценным металлом вполне уже могут устраивать аукционы и продавать свои товарные остатки тем, кто предложит большую цену.

Улучшению ситуации с пополнением запасов физического золота и серебра не способствуют и действия ведущих монетных дворов мира. Так Королевский канадский монетный двор приостановил с понедельника свою работу пока на две недели «в связи с пандемией короновируса». Однако его руководство не исключает, что приостановка производства и отгрузок может продлиться и больше указанного срока.

Монетный двор США уже с 16 марта прекратил проводить у себя экскурсии и закрыл все торговые точки. В своем заявлении руководство монетного двора сообщает, что оно рассчитывает на то, что пока это будет временное, а не постоянное прекращение работы. И хотя речь в этом сообщении не шла об основном производстве, но закрытие границ по всему миру и нарушение цепочек поставок вполне могут затронуть и его в ближайшее время. Если уже не затронуло.

Бегство в качество – физическое золото и серебро - по старым ценам закончилось фактически не начавшись, а скачки вверх его мировой цены на 30,40,60 американских дензнаков в день наглядно демонстрируют ожидания крупных участников рынка от готовности Федерального резерва печатать фантики в неограниченных масштабах.

Финал подобной политики хорошо известен: инфляция, высокая инфляция, гиперинфляция, а затем крах необеспеченных бумажных валют. Бумажные сбережения, как свидетельствует исторический опыт, в такие периоды обесцениваются до нуля, тогда как ценность твердых обеспеченных денег, в роли которых традиционно использовалось физическое золото и серебро, взлетает до небес. Именно в такие периоды всем становится очевидно, что представляет собой истинную ценность, а что обычные бумажки.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Как ведут себя в кризисы драгоценные металлы

В настоящее время, когда глобальный финансово-экономический кризис пока еще не начинался, биржевая цена золота в мире снизилась примерно на 200 американских дензнаков или примерно на 12% от своих недавних локальных максимумов. Удар по серебру был еще более серьезным. Когда на рынках царит хаос, биржевые игроки бросают в бой любые имеющиеся у них резервы, а что в такой ситуации может быть лучше драгоценных металлов?

Подобное развитие событий, с одной стороны, вроде бы ставит вопрос о том, насколько драгоценные металлы и прежде всего золото представляют собой «безопасную гавань» в период кризисов, а, с другой, такое их поведение характерно для всех серьезных потрясений. Однако неизбежным следствием такого локального снижения цен всегда становился следующий за этим рост цен драгоценных металлов. Величина и длительность подобных снижений могла различаться, но итог всегда был одним и тем же. Посмотрим, что и как происходило в недавней истории.

Первое существенное снижение цены золота и серебра после того, как американцам вновь разрешили покупать золото, произошло в середине 1970-ых годов. Период 1974 – 1976 годов с его растущими инфляцией и безработицей, потрясениями на фондовых рынках и энергетическим кризисом был характерен тем, что в этот период цена золота снизилась на 47%, а цена серебра – на 43% относительно своих предыдущих максимумов. Снижение на рынке золота продолжалось год и 8 месяцев, а на рынке серебра – почти 2 года.

То, что происходило затем, хорошо известно из истории. Спрос на золото и серебро стал расти, как и цена на них. В результате за последующие менее чем 3,5 года желтый металл вырос в цене на 440%. Цена серебра росла чуть дольше – 4 года, но и рост был еще более впечатляющим – 943%.

Кто-то скажет, что это было давно, и с тех пор многое изменилось. Поэтому посмотрим на то, как вели себя драгоценные металлы во время первой волны финансово-экономического кризиса, имевшей место в 2008 году.

Снижение цен золота и серебра в 2008 году было также довольно существенным и гораздо более динамичным, чем в семидесятые. За семь месяцев 2008 года цена золота снизилась на 29,5%, а серебра – на 57,6%. В случае с серебром падение было гораздо более быстрым, резким и драматичным.

Дальнейшее также хорошо известно. Мировая цена золота за последующие три года выросла на 166%, что касается серебра, то его цена росла быстрее и более высокими темпами. За 2,5 года рост превысил 448%.

Исторический опыт свидетельствует, что в пик кризисов цена золота и серебра может снижаться и довольно сильно. Вместе с тем ухудшение финансово-экономической обстановки обеспечивает приток покупателей и резко увеличивает спрос на драгоценные металлы как единственный надежный защитный актив в период серьезных потрясений. Существует лишь одна проблема: желающих продавать по текущим ценам на фоне роста тех, кто хочет купить, особенно нет. А это значит, что рынок драгоценных металлов находится на пороге серьезного роста цены прежде всего на физическое золото и серебро.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396


Яндекс.Метрика





Осторожно, двери закрываются

Всего за какой-то месяц мир потерял 25 триллионов богатства, правда это - бумажное «богатство». И оно стремительно исчезает в большой черной дыре нынешней волны финансово-экономического кризиса. Чтобы ни предпринимали центральные банки, это не работает. Поэтому совершенно неудивительно, что люди, у которых еще остались сбережения, стремятся переложить их из фиктивных, в реальные ценности – физическое золото и серебро. В полной мере это относится и к обычным людям.

Бегство в качество началось, и результаты продаж Монетного двора США являются наглядным тому свидетельством. До конца марта еще 10 дней, а продажи золотых монет уже установили максимум этого года. С начала месяца уже реализовано 83,5 тысячи унций золотых «орлов». Это даже больше, чем в обычно пиковом по своим результатам январе (60 тысяч). Продажи серебряных монет пока еще ниже январских 3,1825 миллиона унций против 3,846 миллионов, но впереди еще десять дней. Если, конечно, за это время США не закроют на карантин, как грозился американский президент.

Столь резкий скачок спроса отмечается не только в США, но и в Англии, и в Сингапуре, и в других странах. Спрос на физическое золото и серебро по миру подпрыгнул в 5 и более раз по сравнению с аналогичным периодом, например, прошлого года. Однако во всем этом бегстве в качество есть одна крайне серьезная проблема: границы стран фактически закрылись, и какие-либо коммерческие поставки драгоценных металлов между ними также. В результате этого дилеры, торговавшие золотом и серебром на розничном рынке, остались без подвоза нового товара.

Продавцы драгоценного металла оказались вынуждены рассчитывать только на имеющиеся у них на руках, а также внутри их стран, ресурсы. Подвезти дополнительный металл из-за рубежа, чтобы удовлетворить растущий спрос, стало или сложно, или вообще невозможно.

Другая проблема заключается в том, что цена на мировом рынке драгоценных металлов резко колеблется. При движениях цены на 50 – 60 американских дензнаков, это примерно 3,5%, в обе стороны в течение дня не вполне ясно, по какой цене торговцам будет выгодно покупать металл на внутреннем рынке. Поскольку рынок металлов низкомаржинален, и доходность на нем обычно не превышает пары процентов, колебания цены, превышающие почти вдвое реальную доходность, вынуждают торговцев выставлять минимальные цены покупки, тогда как цена продажи стоит на максимально высоком уровне.

В результате желающих продать свой металл задешево среди физических лиц особенно не наблюдается, а если есть желающие купить, то у торговцев стоит либо высокая цена, по которой они приобретали монеты ранее, либо, если она низкая, просто нет товара в наличии. Но даже по высокой цене торговцы не горят особым желанием продать сразу все, что у них есть, поскольку они не знают, когда и по какой цене они смогут пополнить свои товарные запасы.

В результате всего этого на рынке складывается ситуация, когда есть масса желающих купить физические драгоценные металлы, но число желающих продать и имеющиеся у них возможности день ото дня сокращаются. Постепенно, хотя настоящий кризис пока еще не начался, складывается обстановка, о которой уже не раз говорилось на страницах этого журнала. Число желающих купить растет, причем, как представляется, чем дальше по мере развития кризиса, тем меньшее значение будет играть цена физического золота и серебра, но желающие продавать их будут практически полностью отсутствовать. Будут продаваться лишь те крохи, которые торговцы смогут откупать на своих внутренних рынках. К России это тоже может относиться в полной мере.

Пока все было относительно сносно в экономике, резко возросший после 2008 года интерес населения к покупке защитных активов все более снижался и находился на минимальных уровнях перед ударом новой волны кризиса. Теперь же, когда она только еще начинает накатывать, граждане и подданные различных стран начали постепенно осознавать происходящее, но, когда они забегали, стало уже поздно. Границы в основном закрылись, как и двери многих магазинов, торговавших золотом и серебром, единственными товарами, не подверженными старению, моральному износу, гниению и прочим негативным факторам, характерным практически для всех остальных без какого-либо исключения товаров. Хранившие же свои сбережения в бумажных активах в очередной раз получат возможность понаблюдать, как их еще вчера «богатство» может на глазах превращаться в глиняные черепки или резаную бумагу.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Джентльмены, заводите ваши моторы!

Именно так неполиткорректно по современным западным меркам буквально пару недель назад президент США открывал первую автогонку NASCAR этого сезона в американской Дайтоне. И хотя это была классическая фраза старта гонки, в последние годы вместо слова «джентльмены» обычно использовали более нейтральное «водители». Вероятно, именно такой вариант больше подошел бы руководителям ведущих центральных банков, ведь среди них имеются и дамы.

Всё остальное в этой фразе полностью соответствует текущим финансово-банковским реалиям, ведь речь идет о моторах печатных станков. Если до последнего времени они просто быстро вертелись, шлепая во все больших количествах необеспеченные фантики, носящие гордое наименование валют, то теперь этот процесс неизмеримо ускорился.

Все пузыри рано или поздно, но неизбежно лопаются. Теперь именно этому мы и являемся свидетелями. Вторая волна финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, но так и не нашедшего тогда и до сих пор своего разрешения, накатывает на наших глазах. Современная мировая финансовая система готова захлебнутся в волне дефолтов и банкротств. Достаточно вспомнить, что накопленный суммарный глобальный долг правительств, бизнеса, физических лиц по кредитным картам и ипотеке и прочий оценивается в 250 триллионов американских дензнаков, как все становится более чем очевидным. Это даже не говоря о многократно превышающей его пирамиде производных инструментов.

В результате у центральных банков фактически остается лишь один способ попытаться хоть как-то спасти все от вполне реально маячащей финансовой катастрофы, способной смести прочь их и их реальных хозяев: выкупать всё, заливая рынки еще большим количеством необеспеченной валюты. Снижение учетных процентных ставок, как мы видим, не только не дает нужных результатов, но и напротив еще больше усугубляет ситуацию, ускоряя общее падение.

Если первоначально активные действия по снижению ставок и закачке в систему новых порций валюты предпринимал главным образом только американский Федеральный резерв, то теперь к нему стали активно подключаться и центральные банки других стран.

Европейский центральный банк объявил программу выкупа активов на 750 миллиардов евро в связи с «пандемией». Как это удобно, списать свой финансово-экономический крах на короновирус. Пока выкупают только облигации, но, когда индекс STOXX 600 рухнет еще процентов на 20, ЕЦБ наверняка переведет печатный станок в форсажный режим и бросится судорожно скупать и акции.

Именно так уже действует Банк Японии. Хотя он и создает свою валюту буквально из воздуха, скупка им акций не дает нужного эффекта. Японский индекс NIKKEI неудержимо продолжает падать. В результате убытки центрального банка уже составили 3 триллиона иен, и, что-то подсказывает, этим дело не ограничится. Это только начало.

Не отстают от своих подельников из центральных банков и англичане. Глава Банка Англии заявил в среду, что центральный банк готов закачать неограниченное количество денег в экономику. Также он обратился к биржевым спекулянтам, осуществлявшим короткие продажи, «просто прекратить» делать это. Посчитав, что слов недостаточно, Банк Англии вскоре снизил свою учетную ставку с 0,25% до 0,1% и одновременно нарастил осуществляемое им количественное смягчение на 200 миллионов фунтов до 645 миллионов.

Что касается американцев, то Федеральный резерв тоже не стоит на месте. Помимо того, что он снизил свою ставку фактически до нуля, центральный банк буквально за день увеличил свою программу ежедневного количественного смягчения на 66% до 75 миллиардов. Помимо этого, он запустил отдельный механизм поддержания ликвидности фондов денежного рынка. Цель - поддержать эти структуры и не допустить того, чтобы их паи упали ниже их номинала в 1 ам.дензнак, как это было в 2008 году.

Этим дело не ограничилось. В связи с усиливающимся кризисом ликвидности на мировом финансовом рынке Федрезерв увеличил линии валютных свопов еще с 9 центральными банками. Это Австралия, Бразилия, Дания, Южная Корея, Мексика, Норвегия, Новая Зеландия, Сингапур и Швеция. Для шести банков линии увеличены на 60 миллиардов с каждым, а для Дании, Норвегии и Новой Зеландии – также с каждым на 30 миллиардов. Вряд ли этого будет достаточно, когда практически перед каждой компанией в мире маячит вполне реальный риск банкротства уже в ближайшие месяцы.

Судя по всему, если обращаться опять же к автогонкам, моторы запущены, и гонщики – центральные банки – выруливают на прогревочный круг, чтобы после него рвануться к финишу. Почтеннейшей публике лишь остается с замиранием сердца наблюдать, кто придет к нему первым.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика





Ответы на вопросы

Один из читателей задал целую серию вопросов о происходящем сейчас в Европе и мире. Ситуация для него совершенно непонятна, и это его чрезвычайно беспокоит. Можно сказать, он просто нервничает из-за этого. Поэтому приведем сначала его сообщение, а затем попробуем спокойно разобраться со всеми заданными им вопросами.

Итак: «В голове крутится масса вопросов. Завершается закрытие границ у европейских государств. Сегодня Финляндия. Шенгена нет. Территориальный развал состоялся. Далее что? Введение национальных валют? Еврозоне конец? Что с налом и вкладами в других государствах?»

Закрытие границ европейских государств (и не только) для современного человека, особенно если он за последние три десятка лет привык практически свободно передвигаться по миру, новость, конечно, неприятная. Но не смертельная.

Если вспомнить сравнительно недавнее прошлое – до Шенгена, то ездить за рубеж также было можно, хотя были и некоторые дополнительные сложности, связанные с оформлением документов и получением виз. С другой стороны, никто из принимающих стран к тебе не относился как к потенциальному преступнику, требуя сдать отпечатки пальцев и прочие антропометрические данные. Поэтому ответ на вопрос о том, что лучше, зависит от каждого конкретного человека. Кому-то нравится попадья, кому-то – попова дочка, а кому-то – свиной хрящик.

Поэтому говорить о каком-то территориальном развале той же Европы, на мой взгляд, не вполне корректно. Страны как были, так и остаются в своих территориальных границах. А открывать их или закрывать для въезда/выезда – это решение каждой страны в отдельности. В данном конкретном случае причиной или поводом для такого закрытия стала эпидемия короновируса.

Закрытие границ далеко неполное. Для тех же экипажей судов, самолетов, поездов, выполняющих регулярные рейсы, они остаются открытыми. Они, в свою очередь, перевозят пассажиров и грузы. Несмотря на спад мировой торговли, она не прекратилась полностью, также как и абсолютно необходимые поездки людей за рубеж. Другое дело, что фактически мы наблюдаем введение запрета на туристические и аналогичные им поездки.

Как долго будут закрыты границы для туристов, это – интересный вопрос. С учетом того, что значительная часть современной экономики ориентирована именно на этот сектор, запрет на свободное перемещение граждан между различными странами – это серьезный удар по мировой экономике. Он напрямую затрагивает всю сферу обслуживания, транспорт и все, что с этим связано.

Однако, какой бы серьезной ни была эпидемия, рано или поздно она заканчивается. Даже если это средневековая чума. Поэтому неизбежно через какое-то время она завершится. Весь вопрос заключается лишь во времени и масштабах потерь участников рынка. Кто-то из них разорится. Кто-то выживет. Мировая экономика может существенно измениться с докризисным периодом, но существовать она от этого не перестанет. Рано или поздно, но границы начнут открывать, а вместе с этим начнет вновь оживать и туризм.

Развалится ли Еврозона или нет, покажет время. С одной стороны, это искусственное образование, в котором участвуют совершенно разные страны, что может привести к ее развалу, с другой, свободное перемещение по этому пространству людей, капитала, товаров и услуг дает определенные экономические выгоды для всех ее участников и способствует ее сохранению как единого целого.

Более вероятным, если дело все-таки дойдет до какого-то распада, представляется не столько полное разрушение Еврозоны, сколько формирование на ее основе двух – трех межгосударственных объединений, состоящих из гораздо более близких по своей сущности участников, чем сейчас.

В отношении средств или вложений, находящихся за рубежом, то по мере ухудшения общей экономической обстановки возможно замораживание, конфискации и прочие варианты их изъятия местными властями. Иностранцев это будет касаться в первую очередь, ведь они – не местное население.

Вопрос введения национальных валют, как представляется, не имеет существенного значения. Если это бумажные необеспеченные валюты, то их могут как выпускать в обращение, так и практически мгновенно запрещать и вводить вместо них другие. Например, в той же послевоенной Западной Германии в конце 40-ых годов в рамках проведенной реформы старые марки были упразднены, а вместо них каждый немец получил по 200 новых марок.

Гораздо более важным представляется вопрос о том, что будет в обращении после завершения этой волны кризиса. Останутся ли в обращении в качестве законного платежного средства все те же необеспеченные бумажные валюты, или кризис будет таков, что мировая финансово-экономическая система будет вынуждена вернуться вновь к твердым обеспеченным деньгам. Как представляется, это самый фундаментальный вопрос текущего момента.

Что же касается наличных и банковских вкладов как в нашей стране, так и за ее рубежами, то, судя по происходящему, можно ожидать резкого падения их покупательной способности относительно реальных товаров и услуг. В крайнем случае при сползании финансовой системы в гиперинфляцию, они могут в конечном итоге обесцениться до нуля. Даже если этого не произойдет, потери тех, кто держал свои сбережения в бумажной валюте – без разницы наличной или безналичной – или в аналогичных ей финансовых инструментах, могут быть поистине впечатляющими.

В период серьезных потрясений обычно происходит резкое падение стоимости подавляющего большинства активов, тогда как только реальные ценности растут в цене. Деньги – не исключение, если это именно деньги, а не необеспеченная бумажная валюта. И быстрое восстановление экономики, когда кризис и карантины закончатся, без них вряд ли будет возможно. Есть лишь одна сложность: обменять фантики на деньги в условиях кризиса и карантина будет проблематично. При наличии спроса предложения может не быть.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396


Яндекс.Метрика





О наличных и безналичных в эпоху перемен

Темой №1 последних недель была и остается тема короновируса. В последние дни столь же важной стала проблема экономики и финансов. Если на Востоке, прежде всего в Китае, официально объявлено, что с эпидемией короновируса справились, то на Западе ситуация продолжает стабильно ухудшаться. Предприятия останавливают свою работу, страны вводят карантинные меры, мировая торговля сокращается, население сидит дома и не получает заработную плату.

России это тоже касается. В подобных условиях совершенно неудивительно, что наших граждан, у кого еще остались кое-какие сбережения, волнует, что с ними может быть в текущей стабильно ухудшающейся экономической обстановке. Еще более интересным становится вопрос о том, если они, например, были сделаны в иностранной валюте причем как в наличной, так и в безналичной форме.

Конечно, взгляды на жизнь иностранца и российского человека, пережившего за последние 30 – 40 лет массу разнообразных кризисов и потрясений, существенно различаются, но в некоторых вопросах могут проявляться и кое-какие общие черты. И к сбережениям это относится в полной мере.

Так некоторые состоятельные американцы, до той поры спокойно хранившие средства на своих счетах в банках, на прошедшей неделе рванулись в банки в надежде снять наличные. Речь даже не о каких-то миллионах. Несколько человек пришли в отделение с просьбой выдать им наличные, суммы были разные, но не превышали 50 тысяч американских дензнаков, и… в отделении банка закончились наличные. Причем это относилось к банкнотам с самым крупным номиналом. И такое имело место не раз и не два. Фактически это были набеги на банк, что характерно для критических ситуаций.

Банки пополнили свои запасы наличных и заявили, что готовы удовлетворять возросший спрос. Однако остается неясным, в каких объемах такое будет происходить, и будут ли банки вводить какие-либо ограничения на снятие наличных.

Например, в царской России с ее антинародным царским режимом, когда в 1904 году началась русско-японская война, против нашей страны была совершена попытка экономической диверсии, когда внезапно масса вкладчиков банков стала требовать выдать им вместо имевшихся у них на руках кредитных билетов золотую монету. Поскольку, как хорошо известно, царский режим был антинародным и угнетал население России, то золотая монета выдавалась вкладчикам без каких-либо ограничений. В результате искусственно организованный ажиотаж сам собой сошел на нет, и страна вернулась к обычной жизни. Но это было тогда.

В современном демократическом мире такое вряд ли возможно. Хотя сейчас используются не твердые обеспеченные деньги, а необеспеченная бумажная валюта, гораздо более вероятным может стать введение различных ограничений на снятие средств. Достаточно вспомнить тот же Кипр, когда там случились проблемы в банковском секторе. Это была локальная проблема, а не глобальная как сейчас, но даже тогда сразу были введены ограничения.

Довольно интересно, что объяснением того, почему состоятельные американцы стремятся снять наличные в момент кризиса, является ощущение большей надежности и уверенности в завтрашнем дне, когда они в виде бумажек находятся у их владельца на руках, а не в безналичном виде.

Другое объяснение заключается в страхе, причем не каком-то абстрактном страхе, а в реальном страхе возможного голода. Его нет и, скорее всего, не будет, но страх остаться без еды таков, что некоторые бегут снимать со счета наличные. При этом они как-то забывают, что даже в наличной форме это все та же необеспеченная бумажная валюта.

Здесь стоит обратиться к сравнительно недавней истории и обратиться к опыту, например, той же Украины образца 1919 года, когда один режим сменял другой с калейдоскопической быстротой, и все как один выпускали свои бумажные «деньги». Целые комнаты в крестьянских хатах были забиты такими деньгами, на которые невозможно было ничего купить.

Тогда крестьяне поступали просто. Они меняли произведенные ими продукты на реальные ценности, у кого они были, тогда как бумажные фантики были им совершенно неинтересны. В этом плане современные валюты от тех, которые выпускали тогдашние правители, ничем не отличаются. Поэтому будут их принимать или сразу давать в морду, зависит от глубины и масштабов нынешней только еще приближающейся волны кризиса.

С наличной иностранной валютой и валютными вкладами все может быть еще интереснее. Что касается наличных, то в принимаемых различными странами ограничениями на въезд/выезд возникает вопрос о том, насколько можно будет воспользоваться находящейся за рубежами страны-эмитента наличной валютой. Если вспомнить те же США, то в период Второй мировой войны, когда был риск захвата японцами американской наличной валюты, на обращавшихся в тихоокеанском регионе долларах была соответствующая надпечатка. Фактически они имели ограниченное хождение, тогда как на основной территории США использовались обычные бумажки без всяких надпечаток.

Могут ли американцы сделать какую-то аналогичную надпечатку на обращающихся внутри страны банкнотах сегодня? Запросто. Например, что-нибудь типа «антивирусная обработка пройдена» или «дезинфицированы». Если нет соответствующей отметки, то рассказывай, где взял, откуда привез, и доказывай, что они, во-первых, появились у тебя легально, а, во-вторых, что они не заражены страшным короновирусом. В противном случае возможны их изъятие и ликвидация без какой-либо компенсации. Могут даже и не изымать, поскольку достаточно какой-то заметной отметки и еще вчера законное платежное средство превращается в обычную раскрашенную бумагу. Как говорил один известный американский же министр финансов: «Доллар – это наша валюта, но это – ваша проблема.»

С валютой на счете, скажем, гражданина России тоже далеко не все однозначно. Если мировая торговля будет загибаться ускоренными темпами, то и необходимость в валюте снижается. Страны оказываются вынуждены переориентироваться на свои внутренние рынки. В таких обстоятельствах владеть валютой становится бессмысленно. Если на нее обычному человеку ничего невозможно купить, если он не может выехать за границу в связи с теми же карантинными мерами, то и необходимости в ней особой нет. Полностью мировая торговля не прекратится, но она может в большой степени стать торговлей на межгосударственном уровне.

Что же касается конфискации иностранной валюты, находящейся на счетах в российских банках, то вряд ли кто-то будет ее именно конфисковывать. Более вероятной может быть ее добровольно-принудительная конверсия по текущему курсу в национальную валюту. Формально в момент конверсии никто ничего не теряет, но дальнейшее может развиваться по более пессимистичному сценарию.

Например, конвертированные средства можно будет снимать и/или тратить только в определенных пределах, установленных государством на период кризиса. С учетом возможного в условиях кризиса резкого падения покупательной способности необеспеченных бумажных валют на имеющиеся на счетах остатки с каждым прошедшим днем можно будет купить все меньше и меньше.

Однако приведенные выше возможные варианты развития событий, сколь негативными они бы ни выглядели, представляют собой, вероятно, не самый худший сценарий. Центральные банки ведущих стран и, как следствие, все остальные, похоже, предпочитают залить рынок свежеотпечатанными фантиками. Это может поднять биржевые индексы, но никак не может повлиять на реальное восстановление экономики.

Запущенный инфляционный механизм уже вряд ли будет возможно остановить. Фактически это может стать повторением событий Веймара 1922- 23 годов или Зимбабве десятилетней давности с их гиперинфляцией и финальным крахом всей финансовой системы. В этом случае окончательный крах может быть гораздо более масштабным по своим последствиям, чем тогда, когда кризис развивался бы естественным путем без вмешательства властей и центральных банкиров. В этом случае темпы падения покупательной способности валют могут быть таковы, что любые заморозки, конфискации и иные варианты изъятия сбережений будут бессмысленными. Их обесценивание будет слишком быстрым, и на то, что еще вчера было реальными сбережениями, уже сегодня окажется невозможным что-либо купить.

Рассматривая варианты с простым падением или с возможной гиперинфляцией, второй выглядит еще хуже, чем первый. Он представляет собой затягивание неизбежного финала и тем самым усугубляет последствия финансово-экономического краха. В такие времена желательно, чтобы сбережения были не в виде остатков на счетах или наличных, а в виде реальных товарно-материальных ценностей, ну, или твердых обеспеченных денег – физического золота и/или серебра.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика