?

Log in

No account? Create an account

Это журнал о вечном, то есть о деньгах.

За твердые деньги!!!

О ценностях мнимых и реальных
alexandrlezhava
События понедельника 19 октября в очередной раз подтвердили тот все более очевидный факт, что не только фондовые рынки, но и мировая экономика снижается. До широкомасштабного краха дело пока не дошло, но это, как представляется, всего лишь вопрос времени. Цены на такие важные биржевые товарные позиции как нефть, медь и древесина движутся вниз.

Нефти и меди обычно уделяют много внимания, но древесина, несмотря на всю ее важность для реальной экономики, обычно находится вне поля зрения средств массовой информации. В то же время цена на нее только за октябрь снизилась более чем на 10% (это самое большое снижение с мая 2011 года), а с момента своего пика в июне текущего года – на 21,2%. Более того. По оценкам Deutsche Bank, 89% отслеживаемых им классов активов в этом году находятся в отрицательной зоне. Это наихудший результат с 1901 года.

Что же касается долговых обязательств, как корпоративных, так и государственных, то и здесь наблюдается все та же тенденция. Они снижаются, и, следовательно, доходность по ним возрастает. Самым интересным здесь стало то, что впервые за десятилетия доходность по 12-месячным американским казначейским обязательствам (2,648%) превысила доходность по китайским облигациям с аналогичным сроком (2,5627%). Иными словами, рынок считает краткосрочные китайские долги более надежными, чем американские.

На этом фоне те, у кого есть свободные средства, продолжают накапливать физические драгоценные металлы. Это относится, в частности, к серебру. Оно в настоящее время хоть выступает и слабее своего старшего брата, но интерес к нему особенно в условиях столь низких мировых цен не ослабевает. Прежде всего это касается защиты сбережений. Если в 2006 году на долю серебряных слитков и монет в общей структуре мирового потребления серебра приходилось всего 5,2%, то в 2018-ом эта доля составляет 13%.

Покупатели физического серебра очень чувствительны к колебаниям цены, и рост спроса на металл обычно совпадает с ее локальными снижениями. Наиболее ярко такой подход демонстрирует Индия, опубликовавшая свои очередные данные по импорту этого драгоценного металла в августе и сентябре текущего года. Больше всего серебра (8506 тонн) Индия импортировала в 2015 году, когда его цена находилась на многолетних минимумах (13,71 ам.дензнак за унцию). Причем исторический максимум импорта – 1045 тонн в месяц – был зафиксирован в декабре 2015-го.

Новый локальный максимум импорта 902 тонны был установлен в апреле 2018 года, когда мировая цена серебра снизилась с 17,52 до 16,28 ам.дензнаков за унцию. Аналогичное поведение наблюдалось в августе и сентябре, когда было импортировано 325 и 618 тонн соответственно. По сравнению с сентябрем прошлого года прирост в объемах импорта в аналогичном месяце текущего года составил 9%.

За первые девять месяцев 2018 года Индия импортировала 5070 тонн драгоценного металла, и нет особых сомнений в том, что итоговые результаты текущего года существенно превзойдут то, что было в 2017 году (5398 тонн).

Население Индии традиционно любило и продолжает любить золото, но изменения в налоговом законодательстве, направленные в последние годы на ограничение импорта желтого металла, естественным образом привели к тому, что граждане этой страны стали уделять все больше и больше внимания его младшему брату, имеющему точно такие же монетарные характеристики, что и золото.

Когда текущее снижение мировых рынков перейдет в стадию полномасштабного краха, те, у кого будут в наличии драгоценные металлы – физическое золото и серебро, будут если и не в выигрыше, то наверняка сохранят покупательную способность имеющихся у них сбережений и уровень своей текущей жизни. Именно твердые обеспеченные деньги могут позволить их владельцам пережить неспокойные времена с минимальными возможными потерями.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Некоторые размышления о текущих событиях
alexandrlezhava
В свое время товарищ Ленин верно заметил, что нет более надежного способа разрушить государство, чем подорвать его финансовую систему. Сделать это можно различными путями. Наиболее известный и популярный из них – это инфляция или увеличение денежной массы. По мере того как центральный банк печатает все больше и больше денежных знаков - бумажных фантиков, которые он и власти пытаются выдать за настоящие твердые и обеспеченные деньги, цены на реальные товары и услуги, которых больше не становится, начинают расти. И чем дальше, тем больше.

Инфляция постепенно приобретает все более высокие темпы, переходит в гиперинфляцию. Люди пытаются как можно быстрее избавиться от обесценивающихся не по дням, а по часам фантиков. Затем происходит широкомасштабный крах. Крах финансов, экономики, политики и общества в целом, после чего происходит в большой степени вынужденный возврат к твердым обеспеченным деньгам.

Однако нанести удар по экономике страны можно и несколько иным образом. Это более медленный, но не менее мучительный процесс. Его можно сравнить, наверное, с процессом удушения, когда петля на горле экономики затягивается постепенно, все более затрудняя дыхание жертвы, пока приток воздуха не прекратится полностью. Этот способ имеет несколько возможных вариантов: либо сократить количество денег, находящихся в обращении, либо максимально, практически до бесконечности затянуть цикл оборота денег в экономике, либо использовать их комбинацию.

Судя оп тому, что происходит сейчас в российской банковской сфере, Банк России предпочитает второй вариант из перечисленных выше – максимальное замедление оборота, успешно совмещая его с «четырехпроцентной» инфляцией. Делается это, естественно, под вполне благовидным предлогом борьбы с отмыванием средств, полученных преступным путем, и финансированием терроризма.

В данном случае речь идет об очередном шедевре Банка России с довольно скучным для многих названием «О работе подразделений финансового мониторинга кредитной организации» от 05.10.2018. Этот документ за подписью начальника Управления финансового мониторинга и валютного контроля ГУ Банка России по Центральному федеральному округу предназначен для служебного пользования, поэтому на таких сайтах правовой информации как «Консультант» и аналогичных ему найти его не удастся. Однако в интернете, если поискать, найти его не составляет особого труда.

В нем Банк России, в частности, дает обязательные для исполнения «рекомендации» банкам, что те должны «ориентироваться на поэтапное смещение акцентов в их работе по финансовому мониторингу с процедур постконтроля (после проведения операции) на использование процедур автоматизированного онлайн контроля (до проведения операции) отдельных высокорискованных операций клиентов». Слова «ориентироваться» и «отдельных высокорискованных» не должны вводить в заблуждение. Банки обязаны принять эти «рекомендации» к немедленному исполнению, а Приложение 1 перечисляет какие клиенты и операции подпадают под эти критерии. Проще говоря, это подавляющая часть мелкого бизнеса.

Согласно документу центрального банка, в частности, любой мелкий бизнес, чья налоговая нагрузка меньше 2%, автоматически становится для всех российских банков подозрительным. Особенно, если он торгует продовольствием, одеждой, стройматериалами, лекарствами, спиртным, табаком, транспортными средствами, запчастями к ним или ремонтирует их. Список кодов деятельности таких «подозрительных» клиентов составляет около полутора сотен наименований. Их платежи можно задержать на день – для выяснения, а если объяснения банку не понравились, то банк может отказать клиенту в исполнении платежа.

Здесь, вероятно, начинается самое интересное. С большой степенью вероятности банки будут блокировать все без исключения платежи своих клиентов, подпадающих под действие этого «рекомендательного» письма. В противном случае при выявлении фактов того, что кто-то из подпадавших под критерии клиентов не был проверен, при проверке банка Банком России влечет за собой применение к нему мер воздействия от предписаний и штрафов до отзыва лицензии. Терять из-за какой-то мелкой лавочки лицензию банки не собираются, поэтому им будет гораздо проще распрощаться с такими клиентами.

Для мелкого бизнеса – его владельцев и руководителей - отказ в проведении операции влечет гораздо более неприятные последствия, чем может показаться на первый взгляд. Об отказе в проведении операции клиента, согласно другому положению Банка России, банк должен сообщить куда следует. Иными словами, клиент получает «черную метку». Двух черных меток уже достаточно, чтобы ему не только был закрыт счет, но ни сама эта компания, ни ее владельцы и/или руководители больше вообще не смогли заниматься бизнесом. Они оказались в черных списках, выбраться из которых практически невозможно, и банки не будут рисковать своими лицензиями, принимая их на обслуживание. Поэтому данное «рекомендательное» письмо Банка России – это очередной удар (или наглядный пример, как любят говорить в правительстве, поддержки) по малому бизнесу.

Если же банк продолжит обслуживать своего клиента, подпадающего под перечень в данном письме, то сроки расчетов клиента неизбежно вырастут. До появления этого документа оплата могла проходить практически мгновенно, а теперь банку нужен день, чтобы все выяснить. Поэтому малому бизнесу необходимо быть готовым к тому, что оборачиваемость капитала сократится в разы.

Сейчас мало кто помнит, как долго проходили расчеты между российскими предприятиями в 1992 году. Платеж в рублях шел несколько дней, а то и больше недели. Однако, тогда еще не было введенных позднее ограничений на расчеты валютой между российскими предприятиями, как не было FATCA, EuroFATCA и закона №115-ФЗ «О противодействии легализации средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В результате получалось, что проще, дешевле и быстрее всего платеж из Москвы в Москву от одной российской компании другой шел в американской валюте через Нью-Йорк. В результате уже на следующий день получатель видел перечисленные средства на своем счете в другом банке, тогда как по Москве платеж на эквивалентную в рублях сумму шел неделями.

Сейчас такое невозможно, а это означает, что в результате удлинения цикла оборота средств еще часть мелкого бизнеса, не занимающегося ничем противозаконным, окажется вынуждена прекратить свою деятельность. Это ли не практические шаги к дальнейшему разрушению российской экономики?

В завершение же этой заметки стоит напомнить один мелкий исторический факт, связанный все с тем же малым бизнесом. Многие малые предприятия, попавшие в список ЦБ, занимаются торговлей продовольственными товарами на местах, и шаги по их постепенной ликвидации финансово-административными методами – это неизбежное ухудшение механизмов снабжения продовольствием все более нищающего населения. В свете этого уместно напомнить, что поводом для событий февраля 1917 года стало ухудшение снабжения Петрограда черным хлебом. Отсюда возникают вполне естественные вопросы: кому это выгодно, и стоит ли вновь испытывать судьбу?

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Помните 10 октября?
alexandrlezhava
День 10 октября 2018 года был примечательной датой. Именно на него указывала первая страница январского номера ротшильдовского журнала Economist тридцатилетней давности, изображавшей птицу Феникс с висящей на груди большой золотой монетой, возрождающуюся из горящих бумажных необеспеченных валют. По удивительному совпадению именно в этот день на ведущих мировых биржах произошло первое существенное падение индексов после их практически непрерывного роста с марта 2009 года. С тех пор графики поведения цен фондовых индексов рисуют практически классическую картину того, как они ведут себя после того, как лопнул биржевой «пузырь».

После начального падения последовал «отскок дохлой кошки», после которого обычно происходит новое еще более масштабное падение, чем было в самом начале. Видя этот отскок, многие участники рынка верят, что все плохое уже позади и можно ожидать нового роста. Для многих такое ожидание оказывается фатальным по своим последствиям. Похоже, что и на этот раз история вновь повторится. Чтобы лучше понимать картину имеет смысл взглянуть в прошлое.

Нынешний график индекса Dow Jones, начиная с 1 октября текущего года, практически точно копирует то, что было с ним же, начиная с 1 сентября 1929 года. Разница лишь в значениях. Нынешний Dow почти в 80 раз больше того, что было тогда. Однако нынешняя кривая его поведения прекрасно совпадает с кривой 90-летней давности.

В среднем после надувания «пузыря» таких масштабов требуется примерно 2,6 месяца для его падения на 42%. В 1929 году после первой фазы своего падения в течение чуть менее 2,5 месяцев индекс Dow Jones снизился на 49%, после чего незначительно откорректировался вверх. Если история повторится, и в этом году индекс будет вести себя точно также, как и в 1929-ом, то с 26900 пунктов в начале текущего октября к концу первой декады декабря он может упасть до локального минимума в 13745 пунктов. После этого может произойти небольшой отскок, и индекс может вернуться к значению в 15500 пунктов. Исходя из этого же графика, наиболее резкая фаза падения может начаться уже на следующей неделе.

Еще более неприятную для фондовых индексов картину рисует «Индекс потока умных денег». Здесь под «умными деньгами» понимаются те средства, на которые заключаются сделки перед закрытием биржевых торгов. Этот индекс позволял четко предсказывать два предыдущих кризиса: кризис высокотехнологичных компаний в 2000 году и события 2008 года. В преддверии событий 2000 года он снизился на 20%, а перед первой волной глобального экономического кризиса – на 24%. Если исторический опыт что-то значит, то предстоящие события скорее всего существенно превзойдут своих предшественников по масштабам экономических потрясений с учетом неразрешенных старых и накопленных новых за последние 10 лет проблем. На текущий момент Индекс умных денег практически вертикально снизился на 38% относительно своего исторического максимума и продолжает идти вниз.

Однако на эту общую картину может повлиять фактор сезонности. Поскольку к концу года традиционно бывает большее или меньшее по своим масштабам рождественское ралли, характерное ростом биржевых котировок, оно может либо замедлить темпы снижения индексов, либо, если туда будет залито много средств, даже отыграть вверх. Существенно повлиять на объективные экономические законы оно вряд ли сможет, но вполне может на какое-то время вновь отсрочить надвигающийся крах.

Ближайшие две – три недели могут оказаться довольно непростыми, если события будут развиваться так же, как это было в 1929 году. В этом случае начальная фаза широкомасштабного краха, вероятно, завершится к концу декабря или началу января. Нам остается лишь наблюдать за развитием событий и тем, как будут развиваться дела, когда фондовые «пузыри» начнут громко лопаться. И тогда 10 октября лишний раз подтвердит фразу как-то брошенную президентом Ф.Рузвельтом: «Если в политике что-то происходит, будьте уверены, что так оно и было задумано». А политика, как мы все прекрасно знаем, это концентрированное выражение экономики.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Медленный крах или кто более матери-истории ценен
alexandrlezhava
В среду 14 ноября мировые цены на золото и серебро подросли, тогда как американские фондовые индексы после обнадеживающего для спекулянтов открытия закончили день очередным снижением. Это относилось к индексам Dow Jones, S&P500 и Nasdaq. Из всего перечня акций основное внимание естественно было приковано к акциям Apple, которые также ушли «в красное». Они снижаются пятый день подряд, пробив вниз такой важный технический уровень поддержки как 200-дневная скользящая средняя. Что еще важнее, они с 3 октября 2018 года (максимум) по 14 ноября снизились на 20% и вступили в полосу «медвежьего» рынка. Всего менее чем за полтора месяца рыночная капитализация Apple сократилась более чем на 200 миллиардов американских дензнаков. Это ли не наиболее яркий пример начавшегося краха?

Представляется, что нет. Хотя Apple на текущий момент является самой значимой компанией мира с позиций фондового рынка, ее влияние на повседневную жизнь людей сравнительно ограничено. Она производит телефоны, персональные и планшетные компьютеры, программное обеспечение, аудиоплееры. Ее сфера деятельности хоть и довольно обширна, но не критична для общества. Именно поэтому нарастающие проблемы другой американской компании, чья капитализация на текущий момент примерно на порядок меньше, чем у Apple, являются истинным воплощением надвигающегося краха.

Речь идет о General Electric. Ее капитализация на текущий момент 69,5 миллиардов американских дензнаков, и в прошедший понедельник от снижения биржевых цен она потеряла более 5 миллиардов капитализации, что опять же на порядок меньше потерь за тот же день капитализации Apple (-49,5 млрд.). Однако в отличие от Apple компания General Electric работает в гораздо более важных для повседневной жизни людей сферах. Она, в частности, производит оборудование для водоподготовки и водоочистки, для производства, передачи и распределения электроэнергии, нефтегазовое оборудование, атомные реакторы и ядерные боеголовки, военную технику, турбины, реактивные двигатели, дизельные и газотурбинные установки для судов и железнодорожного транспорта, тепловозы, приводы для карьерных самосвалов и буровых установок, выпускает пластмассы и герметики, фототехнику, медицинское и светотехническое оборудование, источники бесперебойного питания, а также обслуживает авиационную технику. Иными словами, практически нет такой сферы жизни, которой не занималась бы эта компания, на протяжении десятилетий входившая в тройку или десятку ведущих мировых компаний, и иногда даже занимавшая по этому показателю первое место в мире.

Однако при рыночной капитализации в 69,5 миллиардов у компании имеются долги на 115 миллиардов. Они снизились по сравнению со 136 миллиардами в прошлом году, но отношение инвесторов к компании продолжило ухудшаться. Хотя рейтинговые агентства оценивают General Electric на формально инвестиционном уровне со стабильным прогнозом, участники рынка с ними не согласны. Долги компании уже сейчас котируются на уровне мусорных облигаций. И в этом General Electric далеко не одна. Таких мусорных долгов некогда ведущих мировых компаний на американском рынке имеется более чем на 1 триллион, а General Electric просто самая большая из них, и именно поэтому на ней и сосредоточено внимание. Помимо этого, в ближайшие 18 месяцев на нее приходятся самые большие выплаты по существующим долгам.

Долговой кризис представляет собой самую большую угрозу на текущий момент, и именно он так и не был разрешен во время первой волны мирового финансового кризиса, начавшегося в 2008 году. За прошедшее десятилетие накопленные долги лишь многократно выросли, сделав общую ситуацию в мире еще более нестабильной, а крах на долговом рынке - еще более разрушительным по своим последствиям. И если проблемы Apple носят довольно ограниченный по направлениям деятельности характер, то ситуация, а, возможно, и крах General Electric может затронуть не только практически все сектора мировой экономики, но и послужить спусковым крючком второй большой волны кризиса.

Проблема ликвидации или погашения накопленных долгов неизбежно тянет за собой и вопрос о том, как это будет происходить. Вариантов сравнительно немного: отказаться от долгов и своих обязательств, что сводит на нет и уровень доверия к валюте должника, или выплатить их, напечатав достаточное количество бумажных необеспеченных фантиков, тем самым резко подорвав их покупательную способность. Вне зависимости от выбранного варианта произойдет резкое обесценивание сбережений в бумажной валюте и неизбежное падение уровня жизни обычных людей.

В подобных условиях единственным надежным инструментом сбережений остаются физические драгоценные металлы – твердые обеспеченные деньги. Их практическая ремонетизация может быть гораздо ближе, чем думают многие. Одним из свидетельств процесса движения именно в этом направлении является документ, принятый Базельским комитетом по банковским стандартам, известный также в определенных кругах как Базель III. Согласно ему, золото теперь квалифицируется как актив 1 уровня. Это означает, что весь физический драгоценный металл, хранящийся в банке, оценивается на 100% в качестве инструмента для поддержания капитала и состоятельности банка. Золото вновь официально рассматривается как полноценные деньги.

Не менее важно и то, что с 1 января 2019 года требования Базеля III должны соблюдать все системно значимые финансовые институты. Риск контрагента вновь стал чрезвычайно важным фактором, а твердые обеспеченные деньги – золото (и серебро) – являются единственным инструментом, не имеющим риска контрагента. И если регулирующий деятельность банков наднациональный орган вновь требует от системно значимых банков иметь в своих сейфах драгоценный металл, то для обычного человека – это становится жизненно важной необходимостью перед грядущими потрясениями в финансово-экономической сфере.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Об индексах и золоте
alexandrlezhava
Понедельник 12 ноября 2018 года оказался красным днем календаря. Не потому, что он был какой-то заметной праздничной датой, а потому, что все основные рынки – фондовые и товарные - заметно снизились или были «в красном». В одинаковой степени это относилось как к ведущим биржевым индексам, так и к золоту.

Однако между ними есть одно большое различие: акции и индексы, как, впрочем, и биржевые фьючерсы на бумажное «золото», ориентированы в современном мире прежде всего на спекуляцию (купил дешевле, продал дороже), тогда как физическое золото продолжает выполнять свои роли де-факто мировых денег и самого надежного инструмента для долгосрочных сбережений. Локальные колебания цены для его владельцев могут представлять определенный интерес, но не это для них является наиболее важным моментом. Для них главное – это защитить свои сбережения, и наиболее отчетливо это проявляется на длительном промежутке времени.

В данном случае речь пойдет не о веках и тысячелетиях, а о более коротких промежутках, скажем, с марта 2009 года, когда ведущие фондовые рынки США находились на своих локальных посткризисных минимумах, и примерно вдвое большем промежутке с 2000 года. Это, с одной стороны, длительные многолетние периоды времени, а, с другой, они не настолько долгие, чтобы при нормальных условиях на них не хватало жизни одного человека. К тому же и на фондовом рынке присутствуют люди, которые предпочитают не спекулировать ценными бумажками, а предпочитают приобрести те или иные акции и сидеть в них годами, рассматривая их как наиболее предпочтительный вариант вложений. О связанных с этими видами вложений рисках мы здесь не говорим и рассматриваем исключительно эффективность вложений.

В определенной степени именно они могут быть правы. Если взять период с марта 2009 года, то с этого момента американский фондовый индекс S&P500, который включает в себя наиболее широкий спектр различных отраслей экономики, вырос на 282% и является непревзойденным лидером. По сравнению с ним золото выглядит довольно тускло, прибавив за эти годы в цене всего какие-то 30%. И у индексов, и у золота бывали свои локальные взлеты и падения, но на текущий момент результаты именно таковы.

Картина заметно меняется, если исторический промежуток становится немного более длинным – с начала 2000 года. Тот же самый индекс S&P500 за прошедшие почти 19 лет вырос всего на 91%. Если игнорировать все взлеты и падения за этот период, то можно сказать, что индекс рос примерно на 5% каждый год.

У желтого металла за эти годы тоже были различные периоды. Более того с 2011 года драгоценный металл находится в фазе продолжающегося «медвежьего» рынка. Тем не менее, даже в таких условиях цена унции золота, выраженная в мировой резервной валюте, за период с 2000 года выросла на 324%. По сравнению с тем же индексом цена драгоценного металла на этом промежутке времени росла более чем в 3,5 раза быстрее. Это к вопросу об эффективности долгосрочных вложений.


Золото – это прежде всего страховка от различных потрясений и кризисных явлений в финансах, экономике и политике. Примечательно, что в 2000 – 2002 годах, когда рынки снижались, цена золота росла. Во время первой волны текущего глобального кризиса в 2008 году золото вначале снизилось вместе с остальными рынками. Это было вполне естественным событием, поскольку в период самой острой фазы кризиса это был лучший инструмент, с помощью которого можно было закрывать другие образовавшиеся дыры. Как следствие этого было совершенно неудивительно, что золото начало восстанавливаться быстрее всех остальных рынков и вскоре стало лидером роста после одного из самых тяжелых падений рынков после Великой депрессии. С локального минимума в ноябре 2008 года до номинального максимума в сентябре 2011-го рост мировой цены золота составил 180%.

Рассматривать золото в качестве какого-либо финансового инструмента вроде акций, облигаций, не говоря уж о различных производных инструментах, бессмысленно. Этот драгоценный металл как был, так и остается деньгами par excellence, их наиболее предпочтительным видом. Лучшего человечество пока ничего не придумало. Именно поэтому текущие биржевые колебания и даже существенные потрясения могут серьезно волновать спекулянтов, но для владельцев физического драгоценного металла они представляют собой лишь мелкую рябь на воде, на которую можно не обращать особого внимания.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Английская партия. Венесуэльский вариант
alexandrlezhava
Знатоки шахмат прекрасно осведомлены, что представляет из себя английская партия, но они вряд ли когда-либо сталкивались с ее венесуэльским вариантом. Собственно говоря, к шахматам он вообще не имеет никакого отношения, но напрямую связан с физическим золотом, которое англичане не хотят отдавать Венесуэле. Но не только не хотят, но, судя по всему, они этого просто не могут сделать, поскольку у них нет физического металла. И тут самое время посмотреть в корень этой проблемы, а для этого перенесемся через океан на Чикагскую товарную биржу (СМЕ), где идет торговля фьючерсами практически на все товарные активы, в том числе и на золото.

Ни для кого не секрет, что СМЕ считается крупнейшей площадкой, фактически диктующей миру цены на золото. Так исторически сложилось. Традиционно основные объемы биржевых операций с драгоценным металлом на бирже шли в виде фьючерсов и лишь изредка затрагивали сам физический драгоценный металл. Однако в последнее десятилетие все большее число покупателей фьючерсов на золото стали требовать у биржи поставку физического металла. И с этим довольно быстро возникла проблема. Если продавцы фьючерсов могут продать неограниченное количество бумажного «металла», то объемы физического золота довольно жестко ограничены.

Когда покупатель фьючерса на золото требует поставку, то у биржи существует несколько возможных вариантов действий. Во-первых, поставить покупателю драгоценный металл, если он есть, и это работало довольно успешно в течение многих десятилетий. Правда в последние годы этот поток практически полностью иссяк, это буквально капли по сравнению с объемами поставок Шанхайской золотой биржи, где счет отгруженного покупателям физического золота идет на сотни и тысячи тонн. Во-вторых, отказаться поставлять покупателю металл, что означает дефолт биржи по своим обязательствам и фактически ее крах. Это хозяевам биржи и мировой резервной валюты, а также массе заинтересованных в функционировании схемы с манипулированием цены золота, лиц категорически не нужно. В-третьих, использовать схему, которая снимала бы остроту вопроса и не делала СМЕ ответственной за невыполнение своих обязательств, чтобы биржа и дальше могла функционировать в прежнем режиме.

Такой механизм у биржи есть. Он называется «обмен на физический актив» (exchange for physical (EFP)). Его специфика заключается в том, что это уже не биржевая, а частная сделка между двумя участниками биржи, в рамках которой и происходит обмен активов: фьючерсы меняются на металл. Однако в случае с золотом у этого механизма есть пара довольно специфических черт. «Обмен на физический актив» в рамках такой сделки должен происходить уже не на Чикагской товарной бирже, а в Лондоне. К тому же американский фьючерс заменяется на обязательство по серийному форвардному контракту. По срокам эти обязательства должны быть менее 14 дней, в ином случае они должны быть задокументированы и об их наличии должен быть уведомлен контрольный орган Великобритании, чтобы оценить риски, существующие для британской финансовой системы. Проще говоря, одно бумажное обязательство заменяется на другое, согласно которому металл должен быть поставлен покупателю. Пока вроде бы ничего особо криминального не происходит.

Однако ситуация начинает принимать довольно интересный оборот, когда мы узнаем, сколько обязательств по поставке металла было переведено только с начала текущего года из Чикаго в Лондон. Исходя из публикуемой СМЕ информации, с января по конец октября 2018 года таким образом на Лондон было переведено требований на поставку 6326,65 тонн физического золота.

Если исключить из списков золотодобытчиков Россию и Китай, поскольку практически весь добываемый ими металл остается на их территории, в мире в прошлом году было добыто 2550 тонн золота. Таким образом, объем требований на поставку металла за 10 месяцев только этого года превышает объем мировой добычи золота за год почти в 2,5 раза.

Способен ли Лондон поставить такое количество реального драгоценного металла по уже существующим обязательствам в рамках «обмена на физические активы»? Чисто теоретически, наверное, да. Правда, здесь есть некоторые дополнительные условия. Весь вновь добытый в мире металл поступает в Лондон, а также на эти цели расходуются все имеющиеся английские золотые резервы и тот драгоценный металл, который хранится в Англии, но принадлежащий другим государствам. В ином случае ответить должным образом по своим обязательствам он вряд ли способен. А где еще можно взять такое количество золота, как не в Банке Англии?

В результате у англичан есть единственный способ как-то решать возникшую проблему с дефицитом металла: им необходимо договариваться с кредиторами. Вполне вероятно, что им это в определенной степени удалось и удается. Они могут предложить участникам рынка, имеющим требования на поставку физического металла, сделать выбор. Например, или они ждут поставки физического металла в соответствии с договоренностью и примерным графиком погашения возникшей задолженности, или они начинают поднимать шум, вся схема рушится, и в итоге никто ничего не получает, поскольку металла нет в наличии, а в результате краха, который последует за публичным скандалом и банкротством потенциального поставщика, и не будет.

Схема работала более-менее гладко до тех пор, пока Венесуэла вдруг не вспомнила о своих 14 тоннах золота, которые хранились в Англии, и не потребовала их вернуть. Вроде бы и объем для лондонского рынка драгоценных металлов совсем небольшой, но если физического золота нет, то и отдавать нечего. Сначала его надо где-то взять, затем заново договориться с кредиторами, что с ними рассчитаются на N-ное количество дней позже и т.д. На все это требуется время. К тому же вообще лучше никому никакое золото не отдавать, да и королева, осматривая хранилище золота несколько лет назад, с сожалением заметила: «Жаль, что оно не все наше!»

Именно по этим причинам, как представляется, англичане, получив венесуэльское требование вернуть металл, сперва начали тянуть время, а потом стали требовать объяснений от суверенного государства, чтобы то отчиталось перед ними в рамках противоотмывочных процедур. Это не более чем отговорки, чтобы под благовидным предлогом не выполнить свои обязательства. Ведь признать, что золота у них нет, они не могут, поскольку такое признание автоматически ставит крест не только на них и ныне действующей схеме с «обменом на физические активы», но и на Чикагской товарной бирже, а также ставит под большой вопрос существование всей современной финансово-банковской системы, так как под непосредственным ударом оказываются Банк Англии и, как следствие, Федеральная резервная система США, весь институт центральных банков, а также такие наднациональные структуры как Международный валютный фонд, Всемирный банк и Банк международных расчетов.

Поэтому внешне довольно спокойный венесуэльский вариант английской партии может в итоге оказаться той самой соломинкой, которая сломает шею многолетней транснациональной схеме с необеспеченными бумажными валютами. Остается лишь ждать и внимательно наблюдать за тем, как события будут развиваться дальше.

Карфаген должен быть разрушен!

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Карфаген должен быть разрушен!
alexandrlezhava
Пару дней назад на страницах этого журнала была размещена заметка «Венесуэльское золото и английские проблемы», где говорилось о том, что власти Венесуэлы потребовали вернуть 14 тонн золота, хранившегося в Банке Англии, и как эта лавочка изыскивает различные способы, чтобы не возвращать законному владельцу то, что ему принадлежит. Казалось бы, этот спор между двумя странами не касается обычных людей, особенно если они живут где-то в других государствах, однако, в свете вновь открывшихся обстоятельств, это совершенно не так. Касается. И еще как касается.

Самое интересное здесь заключается в том, что после отговорок о «невозможности найти компанию, которая застраховала бы ценный груз», Банк Англии наконец окончательно определился, почему он не собирается возвращать золото суверенному государству. Британские власти настаивают на соблюдении стандартных процедур, направленных на противодействие отмыванию денежных средств, включая получение от венесуэльского правительства разъяснений его намерений в отношении этого золота.

Процесс «борьбы с отмыванием» дошел уже до того, что какой-то банк требует у правительства суверенного государства объяснений. После того как собственник перед ним отчитается, банк будет решать, стоит ли ему возвращать драгоценный металл или признать объяснения неудовлетворительными и не возвращать. Что-то подсказывает, что будет выбран второй вариант. Признаться в том, что золота или, проще говоря, денег у них нет и выполнить свои обязательства перед клиентом банк не способен, Банк Англии по вполне очевидным причинам не может, поэтому использует противоотмывочное законодательство в качестве удобной отговорки, чтобы не возвращать деньги. И это уже на государственном уровне.

Теперь спустимся с межгосударственных высот на землю. В разных странах приняты практически идентичные законы, направленные на противодействие легализации средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В США он называется FATCA, в Европе – EuroFATCA, в России – это Федеральный закон от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Их озвученная цель вроде бы как благая, но не имеет никакого реального отношения к тому, для чего они действительно нужны официальным властям и их реальным хозяевам. Самый наглядный пример - это отсутствие снижения террористической активности в мире несмотря на то, что такие и аналогичные законы и правила действуют практически по всему миру. Терроризм, как политический инструмент, финансируется на государственном уровне, поэтому под действие подобных законов, он естественно не попадает.

Финансовой олигархии и государственным чиновникам все эти законы нужны лишь для одного: поставить под тотальный финансовый контроль все население планеты, превратив ее в один большой концентрационный лагерь, в котором они будут надсмотрщиками и выбраться откуда обычным людям будет уже невозможно. Прогресс в электронике и компьютерных технологиях делают эту цель вполне реальной и достижимой уже на современном технологическом уровне.

Практическое применение таких подходов каждый человек может прочувствовать уже сегодня, когда банк имеет все возможности заблокировать его или ее платежи или счета и требовать от этого человека объяснений: о легальности происхождения средств, о том, куда, зачем и почему совершается тот или иной платеж, почему средства переводятся на свой же счет в другом банке, или как он смеет снимать со своего счета столько наличных. Если же объяснения клиента банк не удовлетворяют, то тем хуже для клиента: не видать ему своих средств как и своих ушей.

За последние два десятилетия и особенно в последние пару – тройку лет в результате использования в качестве денежного суррогата необеспеченной бумажной валюты и скоординированной и совместно проводимой центральными банками политики банки полностью утратили свои основные функции. Вместо того, чтобы накапливать у себя капитал и использовать его для развития и повышения благосостояния всего общества, банки превратились в обыкновенных надсмотрщиков и банкстеров, главной задачей которых в условиях полного отсутствия капиталов и заменой их долгом стало отнять и перераспределить отнятое в пользу своих хозяев.

Это создает порочный круг, когда отнимать и перераспределять что-либо становится все меньше и меньше. Банки из инструмента прогресса общества превратились в его тормоз, все более замедляющий движение вперед и усиливающий процесс его деградации.

Это становится все более заметно не только профессионалам, но и обычным людям. Одним из таких наглядных проявлений ускользающей из рук банкстеров власти может служить все более нарастающая напряженность в отношениях между крупнейшим мировым должником – США – и другими странами. Разнообразные санкции, угрозы, рост напряженности в различных сферах в отношении других стран – это явное проявление процесса деградации власти и влияния их и их хозяев в мире. Это попытка решить свои проблемы за счет конфликта с кредиторами. Как свидетельствует историческая практика, это порочный путь, не сулящий должнику ничего хорошего. Он может пытаться договориться с кредиторами, но идти на конфликт – это путь к катастрофе.

Что касается России и ее банковской системы, то самое удивительное заключается в том, что при всех внешнеполитических сложностях, создаваемой для нашей страны на Западе, центральный банк и его руководство слепо следует в кильватере своих иностранных «партнеров». Это касается и требований Банка России к применению противоотмывочного законодательства, все более превращающегося в тормоз экономического развития страны.

Нет особых сомнений в том, что для прогресса общества и повышения уровня его благосостояния мировая финансово-банковская система в ее нынешнем виде должна быть полностью ликвидирована. Модернизировать ныне существующий старый механизм бессмысленно, поскольку он решает свои узко корыстные задачи и не отражает надежд и чаяний самых широких слоев населения. Это относится как к существующим наднациональным структурам, так и псевдонациональным схемам центральных банков. Вместо необеспеченной бумажной валюты должен произойти возврат к твердым обеспеченным деньгам, которые послужат фундаментом нового экономического роста общества и старой новой основой всей мировой финансовой системы, а Банк России как институт должен быть заменен Государственным банком, главной задачей которого должно быть развитие национальной экономики.

Как говорил в таких случаях Катон Старший: «Карфаген должен быть разрушен!»

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396


Яндекс.Метрика






О некоторых специфичных моментах современной жизни
alexandrlezhava
В последние дни мне на глаза попалось несколько заметок и статей, посвященных таким темам как блокировка банками онлайн платежей физических лиц и связанным с банками проблемам индивидуальных предпринимателей, которые переводят в банке свои же средства со счета своего ИП на свой же счет физического лица. Не менее интересны были и комментарии публики, прочитавшей эти публикации. Есть несколько моментов, на которых, исходя из личного опыта 27 лет работы в банковской сфере, стоит остановиться отдельно.

Во-первых, это касается читателей и их взглядов на озвученные проблемы. Сколько же у нас в стране все-таки непуганных идиотов! Не надо обижаться на использованное здесь слово «идиот». В своем основном изначальном значении это - отдельный человек; частное лицо; несведущий человек; гражданин, живущий в отрыве от общественной жизни. Проблема этих людей заключается в том, что они пока еще не ударились своим собственным лбом о ту все более суровую реальность, которая постепенно захватывает все большее число клиентов банков.

Когда индивидуальный предприниматель - клиент банка в своих комментариях на подобные публикации рассуждает о том, что он вот уже как пять, семь или десять лет работает через свои счета в том или ином банке, и ему там не задают никаких вопросов, то это не его заслуга, это недоработка службы финансового мониторинга (СФМ) банка. Возможно лишь одно исключение: объемы операций такого клиента настолько ничтожно малы, что он не представляет для нее никакого интереса. Пока не представляет, но время его еще придет.

При ограниченных материальных, финансовых и людских ресурсах сразу невозможно охватить всех без исключения клиентов, которые обслуживаются в банке. Поэтому процесс ужесточения контроля за их операциями естественным образом идет сверху вниз. Наиболее наглядно и широко для публики это проявляется в случае с онлайн платежами. Сначала внимание сотрудников СФМ уделялось крупным суммам, скажем, 1 миллион рублей и более, затем эта планка снизилась до 500 тысяч, а на текущее время она уже находится на уровне 100 – 150 тысяч. Нет особых сомнений, что она и дальше продолжит снижаться, охватывая все большее число клиентов банков, пока они все без какого-либо исключения не окажутся под этим колпаком, гораздо более жестким, чем был даже у «папаши Мюллера».

Во-вторых, значительная, если не подавляющая часть клиентов – физических лиц, являющихся индивидуальными предпринимателями, ошибочно полагает, что средства, находящиеся на их счетах что индивидуального предпринимателя, что на личном счете, это - их деньги, и между ними не существует никакой разницы. Здесь имеют место сразу несколько широко распространенных заблуждений.

Прежде всего средства клиента на счете в банке – это деньги банка, а не клиента. У банка перед клиентом есть всего лишь обязательство, которое он может исполнить, а может и не исполнить, в том числе сославшись на требования действующего законодательства, например, на Федеральный закон от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Затем для банка счета индивидуального предпринимателя Тяпкина-Ляпкина и его же счет физического лица – это совершенно разные счета. При этом в силу разнообразных подзаконных актов Банка России, базирующихся на законе №115-ФЗ, любой перевод со счета ИП на счет его владельца, но уже физического лица, это подозрительная операция. Ответ на вопрос в чем банки подозревают владельца счета предельно прост: в легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем, а то, возможно, и в финансировании терроризма.

Лишиться лицензии из-за того, что они что-то где-то недоглядели, банки категорически не хотят, поэтому в подобной деятельности подозревают всех своих клиентов без какого-либо исключения. То же самое относится, в частности, и к онлайн платежам со счета одного физического лица на счет другого совершенно постороннего гражданина.

Современное российское законодательство в результате четверти века неустанной работы высшей ветви законодательной власти таково, что само умышленно создает массу возможностей для его нарушений, в том числе и в сфере налогообложения, а, следовательно, в этом можно и нужно подозревать каждого, особенно когда речь заходит о такой чувствительной сфере как легализация преступных доходов, типичнейшим примером которых являются неуплаченные или не полностью уплаченные налоги.

Механизмы «оптимизации» налогов предприятиями при помощи индивидуальных предпринимателей прекрасно известны и банкам, и налоговым органам. И если кто-либо не доплатил налоги государству, то разве он не получил ничто иное как дополнительный доход, полученный не вполне законным, незаконным, а, возможно, и преступным путем. По мнению власти, это воровство, а государство не любит конкурентов, особенно в этой сфере. Именно с этим и борется нынешняя государственная машина, подозревая в противоправных действиях всех без исключения своих граждан, блокируя посредством банков их счета и платежи и требуя отчета о легальности происхождения получаемых или полученных гражданами и предприятиями средств.

Здесь стоит отметить и еще один специфичный момент, на который многие клиенты банков не обращают внимания. Если для банка счет ИП и счет того же самого физического лица – это разные счета, то для налоговых органов они совершенно одинаковы, и взыскание недоплаченных государству средств может быть наложено как на тот, так и на другой счет.

Формальных запретов на перевод денег со счета ИП на счет того же физического лица или от одного физического лица другому нет, но банк всегда может заблокировать счет или платежи за подобные операции, посчитав их отмыванием средств, полученных преступным путем, и это будет уже проблемой клиента доказать, что это все совсем не так, а он – полностью законопослушный гражданин. И чем дальше, тем большее число клиентов банков может сталкиваться с подобными проблемами. Интерес Большого Брата к расчетам клиентов банков в будущем будет только расти, пока не охватит всех без какого-либо исключения.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Венесуэльское золото и английские проблемы
alexandrlezhava
Наиболее интересной новостью последних дней является сообщение о том, что Венесуэла решил репатриировать золото, которое хранила в Банке Англии. По сути это остатки того драгоценного металла, который еще оставался за рубежом после большой репатриации 2011 года, проведенной при бывшем тогда президентом Венесуэлы Уго Чавесе. В 2011 году решение этой латиноамериканской страны вернуть основную часть из имевшихся у страны 364 тонн своего золота на родину наделало много шума, при этом все происходило в относительно спокойной по сравнению с сегодняшним днем обстановке.

Ни для кого не секрет, что США в последние несколько лет, чувствуя, что власть ускользает из их рук, начали направо и налево вводить различные санкции. Они вводят их против России, Китая, Ирана и прочих стран, включая и борющуюся с экономическим кризисом Венесуэлу. И их последний пакет включал в себя, в частности, запрет на операции этой страны с золотом.

В отличие от бумажных необеспеченных валют, выпускаемых различными странами, которые контролируют расчеты в них и в любой момент могут перекрыть эту возможность для любого неугодного им контрагента, золото – это наднациональные деньги, которые имеют целый ряд важнейших преимуществ по сравнению с нынешними валютами. В данном случае это относится к тому, что они, во-первых, ценны сами по себе, а не потому, что так сказал какой-то правительственный чиновник, и, во-вторых, они, включая и расчеты с их помощью, полностью анонимны.

Благодаря этим качествам венесуэльские власти использовали имевшееся у них золото, в частности, для закупки за рубежом продовольствия, чтобы накормить свое население. Одним из основных поставщиков продуктов питания и получателем этого золота в последние годы была Турция.

Венесуэла начала активно продавать и закладывать в качестве обеспечения свое золото с 2015 года. Именно тогда начался процесс сокращения ее золотых резервов. За прошедшие три с лишним года они сократились с почти 12 до 5,18 миллионов унций. Их основная масса находится непосредственно на территории страны, а сокращение резервов шло за счет того металла, который находился за границей. Основным иностранным держателем венесуэльского золота после 2011 года был Банк Англии, и именно оттуда уходил драгоценный металл, которым рассчитывалась Венесуэла.

В результате этих процессов в хранилищах центрального банка Англии осталось сравнительно немного венесуэльского золота – порядка 14 тонн, которые Венесуэла пару месяцев назад и решила вернуть на свою землю. И тут началось самое интересное: у Банка Англии возникли с этим проблемы. Он признает, что собственником металла является Венесуэла, но Банк Англии хотел бы прояснить, что Венесуэла планирует делать с этим золотом. К тому же, по официальной версии, он никак не может найти организацию, которая застраховала бы перевозку этого ценного груза.

Естественно, что все это лишь отговорки, чтобы не возвращать драгоценный металл его владельцу. Отчет в том, что суверенная страна планирует делать со своей собственностью, она давать никому не обязана, к тому же у нее есть вооруженные силы, способные обеспечить безопасность транспортировки этих денег. Поэтому в связи с происходящими событиями возникает гораздо более интересный вопрос: есть ли у Банка Англии действительно в наличии эти 14 тонн золота, или операции с желтым металлом, проводимые в Лондоне, стали такими же бумажными, как и в Нью-Йорке?

Похоже, что вопрос о 14 тоннах венесуэльского золота представляет собой гораздо большее, чем проблемы, возникшие в отношениях между двумя хозяйствующими субъектами. Он является лакмусовой бумажкой, которая должна подтвердить или опровергнуть довольно простой, но критически важный факт: есть ли вообще у англичан или, если смотреть шире, у западных властей физическое золото, или они уже стоят на грани дефолта и по этим обязательствам. В отличие от всего остального золото – это деньги, и дефолт в этой сфере способен повлечь гораздо более широкомасштабные последствия для всего мира, чем можно сейчас представить.

Что же касается обычных людей и их сбережений, то происходящее вновь наглядно учит двум простым вещам. Во-первых, каким бы «устаревшим» и «варварским пережитком» не называли золото, оно остается вечной ценностью и нужно всем. Оно было и остается наилучшей формой сбережений. И, во-вторых, если не хочется проблем с его возвратом, кем бы то ни было – страной, банком, оказывающей услуги по хранению ценностей компанией, желтый металл стоит хранить самостоятельно и таким образом, чтобы он был всегда доступен его истинному владельцу.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






Токсичный пластик
alexandrlezhava
Ни для кого не является особым секретом тот факт, что пластик, каким бы удобным он не был в использовании, наносит огромный ущерб окружающей среде. Обычно в таком ключе заходит речь, когда встает вопрос о проблемах природы, но мало кто задумывается над тем, что пластик не менее токсичен и в финансовых вопросах.

В последние годы довольно широкое распространение среди населения и представителей мелкого бизнеса получили безналичные платежи за различные товары и услуги с пластиковой карты покупателя на карту продавца. Когда все работает, все расчеты между участниками сделки проходят быстро, и это бывает удобно. Однако здесь есть несколько моментов, которым стоит уделить особое внимание.

Во-первых, следует помнить, что такие операции находятся в поле зрения обслуживающих банков, которые, чтобы не лишиться лицензии, обязаны соблюдать Федеральный закон от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и массу подзаконных актов, выпущенных за прошедшие годы Банком России.

Во-вторых, в силу своего безналичного характера и документального контроля за ними такие транзакции попадают в сферу интересов налоговых органов, главной задачей которых является получение максимальных налоговых сборов с предприятий и граждан.

В результате получается довольно интересная ситуация, которую можно рассмотреть на примере, скажем, расчетов за покупку страхового полиса. Далеко не все наши граждане идут непосредственно в страховую компанию, чтобы там купить полис. Многие пользуются услугами агентов. В то же время страховые компании, чтобы не возиться с каждым таким агентом, заключают договора с различными небольшими компаниями, объединяющими под своим крылом таких агентов и выступающими перед страховщиками в качестве некоего коллективного агента.

У клиентов, агентов и директоров таких коллективных агентов есть личные счета в различных банках и привязанные к ним пластиковые карты. Когда клиент покупает у агента полис, тому бывает безразлично, как с ним рассчитаются: будет ли это перевод на его пластиковую карту, или он получит сумму наличными. Безналичный платеж даже выглядит предпочтительнее, с наличными возиться не надо, и риск, что из-за них могут дать по голове, ниже. Вопрос о том, как оформлены взаимоотношения между ним и компанией, у которой он получил проданный полис, это отдельная тема.

Потом точно также агент перебрасывает на карточку сумму страховки своему коллективному агенту, у которого он получил полис, а тот уже переводит сумму с карты на счет своей компании, которая затем отправляет ее в страховую компанию.

Отметим это еще раз. В силу своего уровня знаний и агенту, и директору компании-коллективного агента зачастую совершенно безразлично, как поступили к ним средства. Они не проводят границы между своими личными средствами и средствами компании, в данном случае за продажу полиса. И в этом заключается их большая ошибка.

Дело в том, что на подобные расчеты банки и налоговые органы смотрят совершенно иначе. Что видит банк, когда на личный счет физического лица, к которому привязана его пластиковая карта, начинают поступать различные суммы от совершенно посторонних лиц? Он видит, что его клиент ведет какую-то деятельность, которая выглядит откровенно подозрительно. Чтобы не лишиться лицензии, банк «стучит» об этом куда следует. Поскольку банку такого рода активность совершенно не нравится, он в рамках закона №115-ФЗ блокирует клиенту счет и просит объясниться, за какие такие заслуги совершенно посторонние люди переводят ему столько средств.

Если у клиента есть необходимые документы, подтверждающие его агентские взаимоотношения с коллективным агентом, то, вероятно, он сможет удовлетворить интерес банка и продолжить работу. В то же время вполне реально и то, что, даже получив удовлетворяющие его объяснения, банк запросит реквизиты клиента в другом банке, куда он может перевести его средства, и порекомендует такому клиенту закрыть свой счет, поскольку «его деятельность не вписывается в общую стратегию банка».

Если же запрошенные документы у клиента отсутствуют, или он проигнорировал запрос, то последствия для него могут быть гораздо более серьезными. Помимо всех прелестей, о которых шла речь выше, он может получить от банка черную метку, при наличии которой он вообще не сможет открывать счета или вести какую-либо деятельность через банк.

Та же самая ситуация, но уже с позиций налоговой инспекции, выглядит несколько иначе. Получил сумму от незнакомых людей, значит, получил доход, а с него будьте добры уплатить подоходный налог в размере 13%. То, что из полученных за предыдущий год 100 рублей вам причиталось всего 2 рубля в качестве агентского вознаграждения, вы можете потом доказывать налоговой с документами в руках, а пока будьте добры заплатить 13 рублей налогов плюс штраф за несданную налоговую декларацию за предыдущий период.

В еще большей степени это затрагивает даже не отдельного агента, а руководителя компании, выступавшей коллективным агентом, если он по какой-то причине получал переводы от своих агентов на личный карточный счет и не видел особой разницы между своим личным счетом для пластика и корпоративным счетом, куда он потом с этого пластика честно переводил полученные суммы. Он может все на словах объяснить налоговому инспектору или написать объяснительную, и его чисто по-человечески поймут, но налоги придется заплатить со всей полученной суммы. Или как говорилось в известном фильме: «А ты не путай свою собственную шерсть с государственной!»

Еще более серьезные последствия таких расчетов могут возникнуть в случае, если кто-то из клиентов, сделавших такой перевод, как-то серьезно в экономическом плане проштрафился, и в отношении него есть, например, соответствующее судебное решение на блокировку десятков миллионов рублей. Оно может повлечь за собой цепную реакцию, в результате которой окажутся заблокированными на эту сумму не только его счета, но и счета всех тех, кому со своей карты он переводил средства. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Поэтому, если вы занимаетесь бизнесом и любите пластик, то необходимо четко разделять финансовые потоки. Личные средства держите на своей личной карте и ни в коем случае не примешивайте туда поступления от ведения бизнеса. Для этого есть корпоративный счет.

Следует четко помнить, что при всем удобстве расчетов пластиком такие платежи тянут за собой массу довольно специфических моментов, о которых многие пользователи даже никогда и не задумывались, делая тот же удобный пластик довольно токсичным по своей сути и последствиям материалом. Ведь незнание закона не освобождает от ответственности.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика